За что?

Столько лет прошло, а как будто было только вчера. Я отчётливо помню события тех дней. И боль, что обидчики так и не найдены, острой занозой сидит в сердце.

— Разбегайся и что есть силы бей, прям с ноги! — скомандовал самый здоровый из них.

Ребята кучей сгрудились над почти бездыханным телом пьяного мужчины.

Сегодня был не его день. Хотя вроде бы всё хорошо, на работе получилось сделать шабашку, с мужиками на радостях задержались немного.

И около десяти часов вечера, он, не ровной походкой, неся в руках пакет с банками от обеда, заботливо приготовленного и сложенного женой, возвращался домой.

Немного уставший, но довольный ожиданием, что удалось подзаработать и можно порадовать близких, он что-то пробурчал себе под нос.

— Эй, стоять, алкота! Чё лыбишься? — спросил, сплюнув через передние зубы, пацан. — Закурить есть что-ль?

— Да не курю я, ребят, — мирно ответил мужичок.

— Блин, как меня достали эти алкаши, проучить может его, чтоб зарубку сделал, — размахнувшись, смачно залепил оплеуху второй.

Мужик кулем рухнул на землю, послышался звон разбитых банок.

— Хватай его, на стройку оттащим, — скомандовал главный. Пацаны толпой поволокли мужичка на «бойню». Это так они называли своё место, там проходили все воспитательные работы, в их понимании.

Пакет с разбитыми банками так и остался лежать на дороге, потом его найдут и передадут жене.

— О, да у него баблишко есть, — пошарив по карманам, обрадовался пацан.

— Давайте уже завязывать с ним. Больно много чести алкате.

Он так и не пришёл в сознание, его избивали несколько человек. Потом просто сбросили с третьего этажа, как ненужную вещь, где утром его нашли дети.

Для нас это была самая страшная потеря близкого и дорогого человека. Человека с доброй душой, чистым сердцем. Он никогда не отказывал в просьбе, был любящим дедом, мужем и отцом.

Он был простым человеком, всю жизнь работал, выходные проводил с семьёй, сам построил дом и баню на даче. Ну а то что выпивал иногда, так за это разве можно лишать жизни?