Предъявите паспорт, пожалуйста

Открыв квартиру своим ключом, Аркадий вошел. Аккуратно пристроив в угол пакет с продуктами, а на тумбу роскошный букет цветов, мужчина неспешно разделся. Он знал, что время у него есть, поэтому не торопился, настраивался. Все-таки такой шаг – сделать девушке предложение.

Аркашка, вернее, Савушкин Аркадий Степанович – владелец небольшой, но успешной фирмы по производству и установке пластиковых дверей и окон, жил со своей девушкой Дарьей уже три года.

Даша ему нравилась необычайно. Высокая, стройная, в пышной копной русых волос и пухлыми губками. Она манила Аркадия, заставляя забывать обо всем.

И вот теперь мужчина решился на важный шаг – сделать предложение любимой. Хотя, скорее всего, не любимой, а просто красивой, удобной и подходящей ему по всем параметрам девушке.


Мужчина волновался, предложение он делал впервые. Но подготовился основательно. Огромный букет цветов, который стоил как месячная зарплата уборщицы в его фирме, Аркаша пристроил в вазу. Шампанское, которое обошлось мужчине чуть дешевле цветов, он отправил в холодильник, зная, что Даша любит ледяной напиток.

Купленную клубнику, виноград и разные экзотические фрукты, Аркадий помыл и разложил на красивое блюдо.

— Так, так, так… — забубнил мужчина себе под нос, любуясь тем, как красиво все сделал, — чего-то не хватает! Вот голова садовая, — выругался Аркаша.

Ругательство получилось таким мягким и даже ласковым, что мужчина улыбнулся. Так обычно выражался его дед и Аркадий, очень любивший дедулю, часто использовал в речи его коронные словечки.

Поулыбавшись немного своим мыслям, мужчина достал красивые бокалы, о которых позабыл, и еще раз оглядел стол.

— Теперь все готово! – довольно улыбнулся Аркадий и полез во внутренний карман своего пиджака.

Там лежала заветная коробочка, выполненная в форме сердца и обтянутая нежно розовым бархатом.

Аркаша очень осторожно подцепил крышечку и посмотрел на кольцо. Достаточно крупный бриллиант благородно сверкнул, завораживая своей красотой.

Но полюбоваться Аркадий не успел, он услышал, как в двери поворачивается ключ, понимая, что пришла Даша. Сердце мужчины учащенно забилось. Ладони вспотели.

— Милый, ты уже дома? – крикнула Даша из прихожей. – Что-то ты рано сегодня, у тебя все нормально?

— У меня все хорошо, просто приготовил тебе небольшой сюрприз. Пошли, — беря за руку и таща за собой Дашу, проговорил Аркадий.

Девушка улыбнулась и последовала за любимым.

— О, у нас праздник? – указывая глазами на блюдо с фруктами, поинтересовалась Даша.

— Можно и так сказать. В общем, Даш, не буду тянуть, — проговорил Аркадий, а Дарья напряглась.

Мужчина не заметил перемен в настроении любимой. Он быстрым жестом достал из кармана заветную коробочку, бухнулся на одно колено (этот трюк он подсмотрел в кино) и торжественно произнес:

— Даша, выходи за меня замуж!

Быстро достав кольцо, Аркадий протянул его Даше, ожидая визга и писка любимой дамы. Визг последовал, но иного характера.

— Ну, и кто тебя просил делать мне предложение? Кто? Я разве просила?


— Так все девушки хотят замуж, мы с тобой давно вместе, вот я и подумал… — залепетал пораженный Аркадий, все еще стоя на одном колене.

— Я подумал, — передразнила Даша, вмиг превратившись из молодой красивой девушки в недовольную жизнью бабу, — тебя кто просил думать. Меня все устраивало, все. Зачем нужно было ломать?

— Даш, ты о чем? Что кипятишься? – вставая с пола, проговорил пораженный Аркадий.

— Я замуж не хочу, — вдруг тихо сказала Даша.

— Но почему?

Девушка закатила глаза и быстро выбежала в прихожую. Аркадий молча следовал за ней. Даша рылась в сумке, тихо ругаясь себе под нос.

— На, смотри, — кинув в Аркадия паспорт, процедила Дарья.

Мужчина не до конца понимал, что происходит, но нехорошая догадка уже успела появиться.

— Ты замужем? – глядя на страницу с семейным положением проговорил, он. А затем, машинально листнув паспорт дальше, увидел графу «дети». В ней аккуратным почерком было выведено: Абрамова Инга Владимировна, дальше шла дата рождения.

Аркадий стоял и тупо смотрел на паспорт своей любимой девушки, осознавая, что на момент знакомства ее дочери было чуть больше года. Но самое страшное в том, что все время их совместного проживания Даша никогда не рассказывала о дочери.

— Почему ты молчала? Почему мне все не рассказала?

— Что? Что я должна тебе была рассказать? Что в восемнадцать лет вышла замуж по большой любви, а мой ненаглядный через год начал бухать и бить меня? Или рассказать о том, как я пыталась его лечить, и у меня это даже получалось, — Даша прикрыла глаза, а затем продолжила, — рассказать о том, как я залетела, и он гонял меня беременную? Рассказать о том, как он потом пропал, а нам с ребенком было нечего есть? Что рассказать? – кричала Даша, которая уже плохо себя контролировала.

— Рассказать правду, — тихо сказал Аркадий, шокированный метаморфозами, произошедшими с Дашей.

— Правду? А она была тебе нужна?

— Даш, если я делаю тебе предложение, значит, хочу быть с тобой, жить, заводить детей. И правда мне была нужна. Я не понимаю, как ты могла бросить дочку… Ты ее когда последний раз видела?

— Когда уезжала, — безразлично пожимая плечами, проговорила девушка. – Я посылаю матери деньги на содержание Инги. Так что я не такая уж и ужасная… — попыталась усмехнуться Даша.

Аркадий поднял на нее глаза и, покачав головой, проговорил:

— Уходи. Наличие штампа в паспорте замужестве меня не слишком смутило. Ну, соврала, скрыла. С кем не бывает. Но то, что ты бросила дочку… Этого я понять не могу. У тебя было много возможностей открыться мне, ты не захотела… Уходи, Даш. Уходи.

— Какие мы все правильные, — фыркнула Даша и пошла в спальню, собирать вещи.

Аркадий не смотрел, какие вещи берет Даша. Он не вышел в прихожую, когда она там громко копалась, привлекая его внимание. Он не поднялся со стула, когда хлопнула входная дверь. Он был раздавлен, не понимая, как так долго жил с Дашей, не разгадав ее сущность.

Посидев неподвижно минут десять, Аркадий резко встал и открыл холодильник, доставая непочатую бутылку водки. Быстро сорвав крышку, мужчина посмотрел на емкость и отставил ее.

Душа не требовала алкоголя. Состояние было иным. Аркадий ощущал, будто вляпался в огромный кусок фекалий и весь испачкался.

— Надо помыться, — громко сказал мужчина и отправился в душ, думая о том, что теперь будет требовать у девушек паспорт, чтобы не попадать в такие мерзкие истории.