Может, не было бы этих квартир, и не ссорились бы сыновья между собой и ко мне по-другому бы относились

— Может, не было бы этих квартир, и счастливее бы мы были, — говорит пятидесятилетняя Елизавета Сергеевна соседке, — и не ссорились бы сыновья между собой и ко мне по-другому бы относились.

Соседка, Лариса Геннадьевна несколько лет назад, переехала к ним в дом, и женщины крепко сдружились. Лариса жила одна, и Елизавета Сергеевна почти одна, сын с невесткой не разговаривали толком, вот и коротала она вечера у соседки.

— У тебя вот, нечего делить, так все дети к тебе по праздникам ездят, места, наверное, на всех не хватает, между собой дружные, а мы, я уже забыла, когда и собирались вместе, только на похороны, — сказала Елизавета Сергеевна и замолчала, вспоминая, как хоронила мужа, а потом и мать.

Молодая медсестра Лиза познакомилась с Колей давным — давно, лет тридцать назад. Простой работяга с завода, сразу ей приглянулся, как только вошел кабинет, да и он обратил внимание на зардевшуюся от смущения девчушку.

Николай был старше Лизы, почти на десть лет, но это не помешало им полюбить друг друга. Они поженились, долго жили с Лизиной мамой, в обычной однокомнатной квартирке.

Мама, понимая молодежь, уступила им комнату, а сама ютилась в кухне, на раскладушке. Сюда же к маме, сына старшего принесли, и ничего, жили как-то, уживались, особо не ругались, уважали друг друга.

Когда через три года Лиза была беременна вторым сыном, им квартиру дали, двухкомнатную, светлую, просторную, нарадоваться не могли.

Большую комнату сразу выделили мальчишкам, им заниматься простор нужен, вообще, для сыновей ничего не жалели.

Николай сам вырос в многодетной семье, наголодался, Лиза тоже особо роскоши не видела, вот и старались, чтобы сыновьям только лучшее досталось. Себе отказывали, лишь бы детям все было.

Муж Лизы рано ушел, сердце побаливало часто. Старший сын только школу закончил, в институт поступил, как отец и хотел, а младший еще в школе учился.

Дальше уж Лиза одна воспитывала, себя не жалела работала, чтобы сыновьям образование дать, чтобы в люди выбились.

Старший сын женился, когда младший в армию ушел, невесту к матери привел, приезжая она оказалась, еще и беременная. Стали жить они в комнате у брата.

Лиза понимала, что не дело это, младший Олежек вернется, а ему жить негде, но что делать, придумать не могла.

Мама подсказала, — Давай, молодые с ребенком ко мне переедут, хоть и небольшая квартира, да отдельная, им лучше будет, а мы с тобой как -нибудь в комнате проживем, много ли мне надо, да и недолго осталось…

Так и сделали, вроде всем хорошо, младший сын в своей комнате, они с мамой в другой, так даже лучше стало, за мамой уход нужен, не наездишься, на другой конец города.

Да и старший Витя повеселел, на радостях второго ребенка сделали, опять им места мало стало. После смерти бабушки, намекать стали, не хочет ли мама с братом в однушечке пожить, у них-то ведь семья большая. Так и поругались все.

Не успела Лиза опомнится, Олег, младший, невесту привел. Опять новый человек, опять привыкать, да и девочка с норовом попалась.

Если со старшей невесткой, хоть какой-то мир был, до этой ссоры из-за квартиры, то с этой, сразу не заладилось. Сын обижаться стал, не иначе с подачи невестки, что старшему квартира досталась, а ему только комната, да еще и с матерью впридачу.

Тяжело было Елизавете Сергеевне, вроде страешься для детей, а им все мало, вот и одолевали ее тяжкие мысли, как это дожили они до такой жизни. Братья друг с другом не разговаривают, на мать обижаются.

— Да я даже, если сама куда-нибудь уйду с этой квартиры, так они ведь, подерутся, не смогут поделить, — жаловалась Елизавета Сергеевна, — знаешь, как тяжело жить, зная, что ждут они не дождутся, когда я квартиру освобожу, младшая невестка ходит животом трясет, как -будто укоряет, что я тут место занимаю, в собственной квартире.

— Да уж, ситуация у тебя, Сергеевна, не позавидуешь, хотя, может, у меня бы еще хуже было. Хорошо покойный муж, до смерти позаботился, Царствие ему небесное, а то, тоже не знаю, где бы я была, у меня -то трое детей, — заявила Лариса Генадьевна.

— И что он сделал, неужто квартирами обеспечил всех, — удивилась Лизавета.

— Я не всегда здесь жила, — начала рассказ Лариса Геннадьевна.

— Была у нас хорошая трехкомнатная квартира в центре. И перед смертью, Анатолий наказал мне, — Как дети семьями обзаводится начнут, ты Лариса, эту квартиру продавай, себе маленькую купи, а остальные деньги поровну между ними раздели, вот и будет им наследство…

— Тяжело было, конечно, с насиженного места сниматься, все решиться не могла, но сама понимала, надо сделать, как муж велел. Дочь замуж раньше всех выскочила, к мужу переехала, деньги они, посовещавшись с мужем, в строительство дачи вложили. Сын старший, как жениться придумал, ему деньги для квартиры пригодились, младший долго со мной жил, да ты его видела, наверное, все говорил, — Я мама не женюсь, с тобой буду…, так и он вот недавно жену свою будущую встретил, квартиру тоже думают покупать.

Вот так и никто не в накладе, и детям помогла, и сама не без угла осталась, и воевать не из-за чего.

Вот и живем дружно, дети еще мне помогают, если надо…А не продай я квартиру, так тоже бы, наверное, как у тебя было…

— Я от такой жизни, тоже бы что-нибудь продала, да куда же сыновей, выгонять что ли? Уходить мне некуда, разве что на погост, так вроде рано еще, так и живу, — вздохнула Елизавета Сергеевна.