Ишь, нашлась королевишна!

Довелось мне поработать с самой настоящей содержанкой. Профессиональной. Говорят, социальную прослойку содержанок больше всего не любят сами женщины — мол, завидуют и испытывают к ним другие нехорошие чувства. Ха!

Оля представляла в редакции настолько иной мир, иной даже по нашим провинциальным меркам, что завидовать ей было попросту глупо. Ну, не станете вы рвать на себе волосы от того, что у гепарда — пятнышки на шкуре и длинные ноги, а вам природа волосы если и дала, то очень мало? Или выставленной в музейной экспозиции картине?

Вот так и c Олей. На нее можно было смотреть, её отполированным совершенством можно было восхищаться, а после — идти дальше, причем совершенно спокойно.

Почему спокойно? Ну…такая красота не предназначена для повседневной жизни. С нею не загрузишься в маршрутку, с нею не будешь стоять в очереди на кассе сетевого гипера. Засмеют, мол, собралась на светский раут, а тут соседка сказала о картошке по акции…


Мужчины засмеют. Женщины что… В большинстве своем они прекрасно понимали, с Олей не пересекутся за пределами офиса, как параллельные прямые в привычной системе евклидовой геометрии.

Что Оля забыла в нашей богом забытой редакции? Ну… Судя по всему, ей нравилось говорить: я работаю в Издательском Доме! Потому как зарплата тянула максимум на один поход к парикмахеру, а на парковке рядом красовался симпатичный MINI Cooper.

Сумками Birkin она не щеголяла (не тот размах у местных олигархов), довольствовалась Michael Kors, и так, по мелочевке. Противного характера и прочих негодных для коллеги черт не имела.

Потому женская часть коллектива жила мирно, а вот периодически набегающая мужская — морщилась при виде Оли так, будто им скормили лимон. Причем насильно.

— Стремная же телка! — периодически можно было расслышать грубоватый смех в предбаннике-курилке. — Мужик там явно переплачивает!

— Не, ну может, конечно, кому-то такие и кажутся премиальными…

— За пятихатку на трассе похожие стоят!

Эти подслушанные фразы вполне могли стать аудио-иллюстрацией к басне о Лисе и винограде…


А потом случилось чудо, о котором так долго мечтали наши мужчины, и приходящие, и постоянно имеющиеся в наличии сотрудники… Оля немного полиняла. Сначала исчез Cooper.Потом сократилось количество украшений.

В курилке начали обсуждать то, что мужик-то понял: переплачивает, и отправил Олю в отставку. Слышать это было мерзко, тем более, что порой, по моему, громкость обсуждений специально повышалась — дабы слышала героиня.

Героиня не реагировала.

Спустя какое-то время товарищи начали к ней подкатывать… Скромненько так, тихонько, периодами. Получали от ворот поворот, судя по всему, потому что один прямо-таки в глаза ей заявил:

— Ишь, нашлась королевишна!

Еще пару месяцев мужская часть соблюдала по отношению к нашему офис-менеджеру вооруженный нейтралитет, периодически обсуждая все в том же задымленном предбаннике: как скоро та окажется на трассе?

Закончилось тем, что в один далеко не прекрасный для них день Оля приехала на Cooper. Почти таком же, как был раньше. Это было горе, сопровождаемое минутой глубокого траурного молчания.

— Нового нашла? — Едва сдерживая смех, поинтересовалась наша корректорша Света, дама возраста «за», ехидная, языкастая и крайне вредная, особливо для коллег мужского полу.

— Ага. — Спокойно согласилась Оленька. — Дело–то нехитрое…

Бухгалтерша Таня, вывалившись подымить и застукав в курилке наших сплетников, забила последний гвоздь в крышку их надежд полакомиться красотой, поинтересовавшись:

— Что, мальчики, обломались?

Как думаете, кому-то из «мальчиков» стало стыдно? Да щаз! Они начали ждать, когда новый возлюбленный Оленьку бросит. На моей памяти — не дождались. Вернее, она себе третьего нашла и даже умудрилась выскочить за него замуж.

Такой вот облом-с…Мораль? Никогда не говорите, что виноград зелен, если вам он не достанется.