«АвтоВАЗ»-1989: проект «Платформа»

Помните такой вазовский концепт-кар — «Рапан»? Впервые в истории отечественного автостроения он проектировался на так называемой «активной платформе», придуманной руководителем этого проекта Михаилом Маркиевым. Суть в том, что шасси и кузов разделялись на две разные функциональные части, как это делали в прошлом, на раннем этапе автомобильной конструкторской мысли. Но тогда это совершалось вынужденно: заказчики требовали индивидуальный дизайн и сами хотели выбирать подходящего кузовостроителя. А в случае с «Рапаном» отдельная тележка, имеющая минимум механических связей с органами управления, давала фантастический простор компоновщикам и обещала быть очень дешевой в производстве (за счет унификации со всем модельным рядом). Это и сейчас не совсем обычное архитектурное решение, а тогда, четверть века назад, оно воспринималось как инопланетное. Но — увы, активная платформа во многом осталась на уровне идеи.

Которую позже подхватили другие, додумав эту мысль до конца.

Самый известный и расхожий пример — автомобиль-скейтборд от GM, который назывался AUTOnomy. Это водородно-электрический концепт 2002 года, представляющий собой в буквальном смысле тележку с колесами, источником питания, двигателем, рулевым управлением и т. д. И все это управляется исключительно по проводам, не нуждаясь в механических связях с рулем и педалями. Можно было вообще управлять джойстиком по радиоканалу.

Но самое интересное в том, что до GM, и даже до «Рапана» ВАЗ уже пытался спроектировать машину на автономной платформе, не требующей механических органов управления! Это было в 1989-1990 годах и называлось проектом «Платформа».

О ней и пойдет речь.

После успешного запуска «восьмерки» и принятия решения о строительстве отдельного НТЦ на ВАЗе наступил период творческого воодушевления: вдруг начали думать о долгосрочной перспективе, взяли на работу много молодых конструкторов и дизайнеров, начали строить смелые макеты. Текущая работа никуда не делась, но как-то появились время и возможности для «чистого творчества», для экспериментов с формой и содержанием. Главный дизайнер ВАЗа Марк Демидовцев требовал от своих молодых коллег «полета фантазии», тем паче что целая когорта новых дизайнеров де-факто к процессу создания реальных автомобилей не допускалась — нужно было сначала наработать опыт.

Одним из таких «молодых» был Андрей Митин, художник-график, приехавший в Тольятти из Свердловска. Андрей уже был одним из героев нашей публикации (см. статью «Универсал на базе “восьмерки” (ВАЗ-2108): истории проектов»). Вот его и решили нагрузить каким-нибудь стратегическим проектом, чтобы посмотреть, как парень выкрутится. Тогда в автопроме модно было щеголять понятием «модульность». И на одном из вазовских техсоветов это слово прозвучало — применительно к автомобилям не такого и далекого XXI века.

Рассказывает Валерий Семушкин, бывший в 1989 году начальником бюро дизайна ВАЗа:

— Андрей Митин начинал работу в бюро у Ярцева. Затем работал года два-три у меня. Это я выдал ему задание на разработку «Платформы». По согласованию с Марком Демидовцевым я планировал создать группу из четырех-пяти человек, которые бы занимались только перспективными проектами, но найти достаточное количество «одержимых» не удалось. С Борей Кузьменко мы нарисовали схему развития модельного ряда автомобилей на 40 лет вперед, пытались создать хоть какое-то стилевое единство, но Марк как-то наорал: «Какой херней там у тебя Кузьменко и Митин занимаются?!». Хотя прекрасно знал, планы-то сам подписывал. И знал, что все равно ничего не будет выполнено в срок.

Понятно, да? Семушкин формулирует задание для молодого дизайнера, понимая, что никому оно не нужно, никто не оценит результат и хорошо, если вообще не уволят. Но Марк Васильевич хоть и был взбалмошным руководителем, любил покричать с толком и без, но отходил быстро и мог оценить реально прогрессивные идеи.

И Митин взялся за работу, имея только общее представление о сути проекта. Фактически он на ходу додумывал то, чего не было в задании.

Слово «платформа» тут же было креативно обыграно, разделено на два смысловых сегмента — «плат» и «форма». То есть «форма» накрывает шасси как «плат» (большой платок). А саму еще не нарисованную машину Андрей разделил на два независимых блока — платформу и капсулу. По его замыслу, между ними не должно быть никаких механических связей, кроме элементов крепления. Управление происходит исключительно по проводам.

Источник